Последние сообщения

Страницы: 1 ... 8 9 [10]
91
Транспорт / Re: Городской аэропорт
« Последний ответ от sergeylatvija 31 Январь 2016, 22:22:26 »
Фото из сети-аэродром Ругели. На снимке-трудяга Пс-84(лицензионная копия DC-3),рейс Двинск-Рига.
92
Много фоток Даугавпилса:
http://foto.inbox.lv/kopestr/25-12-2009-Daugavpils?page=1
93
КАМКИН Николай Иванович (1889 – после 1923).
Офицер 97-го пехотного Лифляндского полка в 1910 – 1917 гг.
Родился 12 февраля 1889 года. Из мещан города Двинска. Православного вероисповедания. Общее образование получил в Двинском реальном училище (полный курс). 8 сентября 1908 года вступил в службу юнкером рядового звания во Владимирское военное училище. 6 августа 1910 года после окончания училища по 1-му разряду был произведён в подпоручики (старшинство 6 августа 1909 года) и выпущен в 141-й пехотный Можайский полк. 12 сентября прибыл и зачислен в списки полка. 12 января 1911 года переведён в 97-й пехотный Лифляндский полк. 25 октября 1913 года произведён в поручики (старшинство 6 августа). На 1 января 1914 года состоял младшим офицером во 2-й роте. 1 марта 1914 года откомандирован в Вильно для держания вступительного экзамена в Императорскую Николаевскую академию Генерального Штаба. После сдачи экзамена зачислен в академию
Участник Великой войны 1914 – 1918 годов. После объявления мобилизации был откомандирован из академии в свой полк. Отличился в первых боях в Восточной Пруссии. 8 августа 1914 года назначен командующим ротой. 27 октября 1914 года награждён орденами Св. Анны 4-й степени с надписью “За храбрость” (за бой 4 августа) и Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом (за бой 7 августа). 1 октября 1914 года назначен временно командующим 2-й роты. 19 января 1915 года в бою у деревни Гумин был ранен шрапнельной пулей в правое предплечье. 18 августа 1915 года приказом № 2761 по XXXVI-му Армейскому Корпусу был представлен к награждению орденом Св. Станислава 2-й степени с мечами (за отличие в боях 18 и 20 июля 1915 года). 19 октября 1915 года награждён орденом Св. Анны 3-й степени с мечами и бантом (за бои с 1 октября 1914 по 1 января 1915 года). 1 марта 1916 года произведён в штабс-капитаны (старшинство 19 июля 1915 года) за боевые отличия. 5 мая 1916 года назначен исправляющим должность обер-офицера для поручений при штабе XXXVI-го Армейского Корпуса. 30 июля 1916 года назначен исправляющим должность старшего адъютанта штаба 69-й Пехотной и 3-й Туркестанской стрелковой дивизий. 17 марта 1917 года награждён орденом Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом за отличие в делах против неприятеля. В 1917 году откомандирован в Академию Генерального Штаба для окончания обучения. Окончил курс академии в 1917 году.
С 1918 года служил в РККА. 19 марта 1918 года назначен для особых поручений при военруке Вяземского отряда. 27 июня 1918 года переведён в Генеральный Штаб РККА. 17 октября 1918 года назначен начальником штаба бригады 33-й Стрелковой дивизии. Участвовал в Гражданской войне. 5 января 1921 года назначен преподавателем 5-й Харьковской артиллерийской школы. 1 июня назначен начальником отдела штаба войск Украины и Крыма. 1 июля назначен начальником штаба 3-го Кавалерийского Корпуса. 10 декабря назначен помощником начальника оперативного управления штаба Киевского военного округа. 1 июня 1922 года назначен начальником отдела по подготовке и службе войск Киевского военного района. 20 октября 1922 года назначен временно-исправляющим должность начальника организационно-мобилизационного отдела Киевского военного района.
Был холост на январь 1914 года. (Список офицеров и чиновников 97-го пехотного Лифляндского полка по старшинству. 1914 г.)
94
Среди дореволюционных руководителей города особый интерес вызывает личность Арвида Яковлевича Пфейффера , который течение 16 лет (!) с 1899 по 1915 г. исполнял должность городского головы. Это было сложное время с взлетами и падениями, кризисами и подъемами, революционными потрясениями и войной. К сожалению, об А.Я.Пфейффере, известно очень мало. Хочется поблагодарить А.Ф.Белоусова, который поделился сведениями об этом человеке и предоставил в наше распоряжение его фотографию. Карл Якоб Арвид Пфейффер (?-1915). Немец по национальности, лютеранин по вероисповеданию, потомственный дворянин по происхожден ию. Выдержал экзамен в Курляндской губернской чертежной на звание землемера. В службе был с 11 марта 1869 года.
18 октября 1880 г. в чине губернского секретаря (12 класса) был назначен полицмейстером Динабурга. Как номенклатурный работник МВД быстро продвигался по службе:
в 1891 г. – он имел чин коллежского асессора (8 класса), в 1895 г. – надворного советника (7 класса), в 1898 г. – коллежского советника (6 класса).
Уже в должности городского головы в 1913 г. ему был присвоен чин 5 класса – статского советника. 17 февраля 1899 г. А.Я.Пфейффер был избран городским головой Двинска (17 голосов «за», 5 – «против»). А 25 февраля 1899 г. решением губернского правления он был уволен от службы (с должности полицмейстера) в отставку по болезни. Даже сравнение этих дат свидетельствует, что данное увольнение было чистой формальностью. Был награжден орденами. Св. Анны и. Св. Станислава 2-й и 3-й степеней, орденом Прусской короны 4-й степени и знаком Красного Креста. Как землевладелец (владел имением в Лепельском уезде) в 1911 г. был избран в гласные Лепельского уездного земского собрания. Был почетным мировым судьей, председателем городского собрания, председателем правления добровольного пожарного общества, председателем отделения императорского общества спасания на водах, членом различных благотворительных обществ, а также занимал многие другие должности. Оценка деятельности А.Я.Пфейффера очень неоднозначна. По некоторым сведениям, он отличался либерализмом и благоволением к латышам. Однако сохранились и другие мнения. Активная участница революционных событий Раиса Борисова в своей книге «В огне революционной борьбы» (1957) с ярко выраженной классовой позиции дает городскому голове крайне негативную оценку, называя его отъявленным реакционером, обвиняя «отцов города» в безудержном воровстве и спекуляции, а самого городского голову в жульнических махинациях, не позволивших осуществить строительство трамвайной линии.
Имя Пфейффера замалчивалось долгие годы, даже многие историки и краеведы, исследовавшие историю Двинска конца Х I Х – начала ХХ в., никогда не обращались к личности этого общественного деятеля. К сожалению, недостаток документально подтвержденной информации не позволяет расставить все точки над “i” . Однако бесспорно можно утверждать, что А.Я.Пфейффер заслуживает внимания и как руководитель городского самоуправления, и как человек. Именно в те годы Двинск, как и многие города Российской империи, достиг апогея в своем развитии, являясь весьма крупным промышленным, торговым и культурным центром в Северно-Западном крае. Его население в 1913 г. достигло 113 тысяч (112848) человек. Городское самоуправление продолжало строительство городского водопровода, начатое еще при Дубровине. Если в 1889 г. водой снабжались 16 зданий, то в 1904 г. – 424, а мощность водопровода к 1914 г. выросла в 2,5 раза, составив 5 тысяч кубометров воды в сутки (против 2000 в 1889 г.). Был решен вопрос энергоснабжения. По договору с берлинским «Акционерным обществом электрическим предприятий» было осуществлено строительство электростанции, которая в конце 1911 г. вступила в строй. В 1912 г. улицы города освещались электрическими фонарями. Было принято решение о строительстве дороги в Стропы (1914), введена нумерация домов. Решался вопрос строительства трамвая и, по-видимому, если бы не война, трамвайная линия в Двинске была бы построена на 30 лет раньше. Было открыто автомобильное сообщение Двинск – Новоалександровск (2 раза в день).

Городское самоуправление продолжало заботиться о благоустройстве города: в 1899 г. в Дубровинском саду была сооружена эстрада, в 1901 г. – фонтан в Александро-Невском сквере, в 1903 г. открыт Николаевский парк с постройками бывшей сельскохозяйственной выставки.

В городском собрании, председателем которого был городской голова, проходили многие культурные мероприятия – выставки, концерты, музыкальные вечера. В городе было 3 театра (4-й – в летнее время в Погулянке), 4 кинотеатра, 7 библиотек. В 1903 г. открылась первая бесплатная городская библиотека-читальня им. Гоголя, где читателям предлагалась различная литература, книги, журналы и газеты. По количеству учебных заведений Двинск занимал одно из первых мест во всем Прибалтийском крае. Накануне войны здесь было 39 учебных заведений. Открывались новые городские училища, в 1908 г. в женской гимназии был открыт 8-й, педагогический класс, готовивший учительниц для городских училищ и младших классов гимназий. Одним из источников содержания гимназии были средства городской управы. Так, в 1913 / 19 14 учебном году из городских денег было выделено 3000 рублей на гимназию и 410 рублей на пособия нуждающимся ученицам. С началом войны в городе были открыты лазареты, при управе был создан адресный стол и сокращены сметные расходы. Дума рассматривала вопросы о помощи раненым и беженцам, о создании комитета по удешевлению цен. Были организованы кружечные сборы в пользу армии, посылались подарки солдатам в действующую армию. 5 мая 1915 г. газета «Двинская мысль» сообщила о том, что «городской голова Пфейфер закупил для продовольственных нужд города 50 тысяч пудов ржаной муки хорошего качества по 1 руб. 35 коп. Считая расходы на перевозку, она будет продаваться не дороже 1 руб. 40 коп, т.е. на 60-70 коп. дешевле рыночных цен». Летом 1915 г. А.Я.Пфейффер был избран (вместе с Грилихесом и Мовшензоном) в созданный в Витебске военно-промышленный районный комитет. Это была последняя информация о Пфейффере в «Двинском листке», последний номер которого вышел 28 августа 1915 г.

С самого начала войны повсеместно в России подданные Германии и Австро-Венгрии, а также немцы по национальности увольнялись от должности, их имущество конфисковалось. Военные власти также выражали недовольство «стратегическими позициями» немцев в Двинске (Пфейффер – городской голова, Минус – директор банка, Мирбах – предводитель дворянства, Энгельгардт – начальник земства). Будучи в эвакуации в Орле, осенью 1915 года А.Я.Пфейффер был отстранен от должности городского головы и выслан в Сибирь. Показательно, что «Витебские губернские ведомости» никак не осветили эти события. А.Я.Пфейффер умер в Сибири (по другим сведениям – в Орле). Есть предположение, что он был похоронен в Двинске, однако оно вызывает у автора сомнение. О судьбе близких бывшего городского головы тоже известно очень мало. Жена – Элеонора-Генриетта-Мария (Элеонора Викторовна), урожденная Крум (1866, Илукстский уезд - ?) в 1939 г. репатриировалась в Германию. Сын – Александр-Арвид Арвидович Пфейффер. Учился в Двинском реальном училище. Пошел по стопам отца. Служил с 19 мая 1889 г. В 1890 г. – из Канцелярии начальника губернии был назначен помощником пристава г. Витебска, в следующем году – и.о. станового пристава Полоцкого уезда. В 1894 г. в чине коллежского регистратора (14, низшего класса) был определен приставом 4 стана. В этом же году исполняющий обязанности Витебского губернатора объявил благодарность приставу Пфейфферу и 2 полицейским урядникам за энергичные действия при розыске и задержании убийц. С 14 января 1906 г. – Александр Пфейффер – уездный исправник в Себеже. В 1912 г. он числился уездным исправником в Двинске. В начале декабря 1915 г. «для пользы службы» он перемещается на должность Невельского уездного исправника, а 16 января 1916 г. приказом Витебского губернатора был устранен от должности (кстати, в чине коллежского советника) – без указания причин. 6 июля 1916 года следует новый, более мягкий, приказ: Невельский уездный исправник Александр Пфейффер уволен от службы по расстройству здоровья с мундиром, означенной должности присвоенным. Дальнейшая судьба не известна. Дочь Маргарита (17.11.1896-?) училась в Двинской женской гимназии.
95
Даугавпилс / Миф о Соньке "Золотая ручка"
« Последний ответ от sergeylatvija 31 Январь 2016, 21:34:05 »
Сонька-Золотая ручка

В 1868 году знаменитая королева воров приехала в Динабург, где вышла замуж за местного богача - старика-еврея Шелома Школьника.
Королева преступного мира Сонька-Золотая ручка никогда не обижала тех, кто победнее, но считала, что грех не поживиться за счет крупных банкиров, ювелиров и подгулявших купцов.
Ее воровская карьера разворачивалась одновременно с развитием железных дорог. Начав с мелких краж в вагонах третьего класса, талантливая воровка переместилась в классные купейные вагоны. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Сонька-Золотая ручка оказалась в Динабурге. Здесь в 1868 году она вышла замуж за старого богатого еврея Шелома Школьника, которому суждено было ненадолго стать ее вторым мужем. Обобрав беднягу, очаровательная аферистка бросает своего динабургского мужа ради карточного шулера, которого вскоре променяла на известного железнодорожного вора Михеля Блювштейна. Впрочем, и эти брачные кандалы она носила недолго. Муж, регулярно находивший на брачном ложе то военных, то аристократов, не выдержал и подал на развод.
Свое прозвище "Сонька-Золотая ручка" воровка получила за бешеное везение и очаровательные ручки с холеными пальчиками, унизанными перстями. Под длинными ноготками она прятала украденные из ювелирных магазинов драгоценные камешки. Под платьем фасона "мешок" Соня ухитрялась выносить из лавок целые рулоны ткани. Ей принадлежит изобретение оригинального способа гостиничных краж, называемого "гутен морген", или попросту "с добрым утром". Облачившись в элегантные наряды, Соня вселялась в приличные отели и внимательно изучала постояльцев, примечая богатых и беспечных. Наметив жертву, ранним утром спокойно входила в номера в бесшумных войлочных туфлях и выносила все самое ценное. Если постоялец просыпался, воровка делала вид, что ошиблась номером, краснела, флиртовала - для дела она могла и переспать с жертвой. Причем Соня делала это так искренне и естественно, что устоять перед ней было невозможно. Можно сказать, что ее жизненный путь был выстлан облапошенными мужчинами.

Создательница воровского общака

По свидетельству очевидцев, Сонька-Золотая ручка была далеко не красавица. Вот как ее описывали в полицейских документах: "Худощавая, рост 1 м 53 см, рябоватое лицо, нос умеренный с широкими ноздрями, бородавка на правой щеке, на лбу волосы русые, вьющиеся, глаза карие, подвижные, дерзка, разговорчива." Тем не менее, Сонька пользовалась у мужчин огромным успехом. Обаяние ее было сродни колдовству. Не получив образования, Сонька легко говорила на пяти языках. Путешествуя по Европе, она представлялась то графиней, то баронессой, и ни у кого не возникало ни тени сомнений.
На право считаться родиной знаменитой аферистки претендуют Одесса-мама, бандитский Петербург и местечко Повонзки Варшавского уезда. Ее настоящее имя, полученное при рождении, было Шейндла-Сура Лейбовна Соломониак. Семейка у Сонечки, скажем прямо, была еще та: скупка краденого, контрабанда, сбыт фальшивых денег были обычным делом. Ее старшая сестра Фейга, сменившая трех мужей, тоже была воровкой, но до младшей сестренки ей было далеко.
В 18 лет в Варшаве Сонька вышла замуж за некоего Розенбада, родила от него дочь Суру-Ривку и тут же бросила мужа, обокрав его на прощание. С неким рекрутом Рубинштейном она бежала в Россию, где и началась ее сумасшедшая воровская карьера. В январе 1866 года ее впервые задержала полиция по обвинению в краже чемодана, но Сонька ловко выкрутилась, что чемодан, мол, прихватила по ошибке. Именно в это время Сонька-Золотая ручка сделала первую попытку создать в Питере бандитскую бригаду, для чего она привезла в город известного вора Левита Сандановича. Считается, что идея первого воровского общака и помощи попавшим в беду товарищам деньгами, собранными в складчину, принадлежит самой Соньке. Сонька-Золотая ручка содержала также и школы малолетних воров в Одессе и Лондоне.
Сонька всегда действовала в одиночку, мелкими делами заниматься брезговала и, несмотря на то, что мастерски умела перевоплощаться, терпеть не могла экспромтов. Каждое дело она тщательно готовила и обдумывала.
Прелестная воровка изобрела способ воровства с отвлечением жертвы на секс - этот метод впоследствии стали называть "хипес". "Хипесники" обычно работали парами - женщина приводила клиента к себе в номера и ублажала его в кровати, а ее партнер ("кот", следящий за интересами своей "кошки") обчищал карманы одежды незадачливого любовника. Мошенница работала изобретательно и артистично. Даму, разодетую в шикарные меха и золотые украшения, заподозрить было попросту невозможно. Бывало, Сонька заходила в ювелирные магазины с дрессированной обезьянкой. Делая вид, что выбирает бриллианты, незаметно давала камушек зверьку. Обезьянка послушно глотала его или засовывала за щеку, а дома драгоценность извлекалась из горшка. Как-то в ювелирный магазин зашла богатая дама. Рассматривая самый дорогой бриллиант, она его нечаянно уронила на пол. Пока вспотевший от напряжения продавец ползал на карачках, разыскивая камень, покупательница ушла из магазина. В каблуке ее туфельки было отверстие, залитое смолой. Так просто, наступив на бриллиант, Сонька провернула свое очередное дело.
Но вскоре удача отвернулась от нее - Сонька влюбилась. Юный красавчик вор Володя Кочубчик (в миру Вольф Бромберг, начавший воровать в восьмилетнем возрасте) быстро приспособился жить за счет любовницы. Он проигрывал в карты все "заработанное" Сонькой, ей же приходилось нервничать, рисковать, делать ошибки, пока в конце концов она не попалась. Хотя есть версия, что Володя Кочубчик сам продал и сдал Соньку в руки полиции.

Золотую ручку после громкого процесса в Москве осудили и выслали в Сибирь. Воровка бежала, и снова вся Россия заговорила о ней. Сонька продолжала обчищать богатых дураков. После нескольких громких ограблений ювелиров ее приговорили к каторге, откуда она трижды пыталась бежать и трижды неудачно. После второго раза ее поймали, наказали пятнадцатью ударами плетью (так жестоко на каторге женщин не наказывали никогда) и заковали в кандалы, которые она проносила целых три года. А предавший ее Володя Кочубчик через полгода после суда вышел на свободу и уехал в Бессарабию, где наворованные Сонькой драгоценности очень выгодно вложил в дома и виноградники.

Памятник из белого мрамора от братвы

Существует немало легенд о смерти Соньки. Жизнь ее на каторге, якобы, не закончилась, и умерла она в 1947 году в Одессе глубокой старухой. По другой версии, умерла она в 1920 году в Москве и похоронена на знаменитом Ваганьковском кладбище. На ее могиле на деньги ростовских, одесских, питерских и даже лондонских воров был поставлен необычный памятник работы итальянских мастеров: у высоких кованных пальм стоит женская фигурка из белого мрамора. Правда, за последние двадцать лет из трех пальм осталась одна, да и Сонька стоит без головы. Говорят, что во время пьяной драки статую уронили, а отбитую голову унесли.
На могиле всегда лежат живые цветы и рассыпаны монеты, а пьедестал памятника покрыт надписями: "Солнцевская братва тебя не забудет", "Ереванские бандиты скорбят", "Ростов все помнит". Есть и такие: "Соня, научи жить", "Мать, дай счастья жигану", "Помоги, Соня, мы идем на дело"...
96
Динабургская крепость / Re: Коменданты Динабургской крепости
« Последний ответ от sergeylatvija 31 Январь 2016, 21:25:00 »
 с 1656 по 1667 гг. при царе Алексее Михайловиче город Динабург входил в состав Московского княжества (России) под именем Борисоглебова (Борисоглебска).
Список русских воевод, руководивших городом.
97
Даугавпилс / Re: Докладная записка 1967 года о Даугавпилсе
« Последний ответ от sergeylatvija 31 Январь 2016, 21:20:28 »
Магдебургское право сложилось в XIII веке в немецком городе Магдебург как феодальное городское право, согласно которому экономическая деятельность, имущественные права, общественно-политическая жизнь и сословное состояние горожан регулировались собственной системой юридических норм, что соответствовало роли городов как центров производства и денежно-товарного обмена. Магдебургское право определяло организацию ремесленного производства, торговли, порядок избрания и деятельности городского самоуправления, цеховых объединений ремесленников и купечества. В XIII– XVIII вв. Магдебургское право распространилось в Польше, Белоруссии, Литве и Украине. Жители городов, которые получили Магдебургское право, освобождались от феодальных повинностей, от суда и власти воевод, старост и других государственных чиновников. На основе Магдебургского права в городе создавался выборный орган самоуправления – магистрат. С введением Магдебургского права отменялось действие местного права, однако допускалось применение местных обычаев, если нормы, необходимые для решения спора, не были предусмотрены Магдебургским правом.

В XVI веке существовало два Динабурга. Один возле Науене, а второй образовывался на берегу Даугавы, по направлению шоссе Рига – Даугавпилс, примерно там, где сейчас валы со стороны Николаевских ворот Крепости. Население старого Динабурга не хотело оставаться жить на прежнем, плохо защищенном месте. Шли постоянные военные действия, мешающие нормальному ведению хозяйства. Польский король Стефан Баторий решил больше не восстанавливать старый замок. В 19 километрах ниже по течению реки, возле западной стороны валов крепости, унаследовавшей имя былого орденского замка Динабурга, стало формироваться поселение посадских людей.

Крепость, хоть и небольшая по размерам, возводилась основательно и могла служить защитой для населения от частых военных набегов. Город был окружен поясом укреплений с валами.

Постепенно Динабург превращался в настоящий порт на Даугаве: он имел таможню, товарные склады, десятки участков деревянной жилой застройки, хлебопекарни, винокурни, пивоварню, солодовни, где варили солод для пива, подстригальни для стрижки сукна, чтобы оно было более гладким и ровным, корчму и многочисленные лавки, располагающиеся возле городской ратуши. На окраине города находилась баня. Среди домов горожан возвышался костел. Даже по одежде можно было легко отличить жителя города от крестьянина.

С ТОРГОВЫХ ОПЕРАЦИЙ ПЛАТИЛИСЬ НАЛОГИ

Король Стефан Баторий даровал Динабургу городское право (1582), сделав его центром одного из четырех уездов Задвинской провинции Речи Посполитой. «Мы, Стефан по Божьей милости король Великого княжества Литовского, Прусского, Мазовецкого, Жмутского, Лифляндского, Семигородского и иных земель, всем и каждому в отдельности теперь и на потом подданным нашим мещанам и обывателям города нашего Динабурга даем привилегии, дабы наше богатство приумножено было....» – написано в документе.

Местные помещики не имели власти над городом, который получил свой герб, – три скрещенных серебряных копья на синем фоне. Собственно, Магдебургское право и было придумано для того, чтобы обеспечить городу особое развитие, двинуть вперед промышленность, ремесла. Сам король должен был считаться с правом города.

Привилегии содержали права и обязанности горожан: ремесленников, купцов, привилегированных сословий. В них определялось руководство городом, налоговая система, имущественные права, права застройки, торговли, нормы хозяйственной жизни города, мер и весов и др.

В правление города (магистрат) входили войт (начальник войска), бургомистр – председатель городского совета и четыре выборных лица (бурмистры). Бургомистром мог стать только человек, свято верующий в Бога и отлично знающий Магдебургское право. Войт следил за сбором всех повинностей, налогов (об уплате налогов выдавались квитанции), а также за порядком устройства улиц. Магистрат контролировал добротность строительства городских домов. Город в целом должен был выглядеть эстетично. Характерно, что магистрат исполнял не только управленческую функцию, но и являлся судебным органом. Однако Динабургскому суду надлежало казнить или миловать исключительно городских жителей. Местных крупных землевладельцев, шляхту судили другие суды (Королевский трибунал, маршалковский суд).

Только с разрешения магистрата горожане могли предоставлять подводы для перевозок, причем не далее чем на 5–6 миль, но в течение трех дней уехавшим из города надлежало вернуться обратно.

За землю, на которой стоял дом, а также с торговых операций жителями платились налоги. С целью получения больших доходов городские власти стремились увеличить численность населения города. В то же время Магдебургское право не распространялось на еврейское население, не считавшееся частью исконного населения восточноевропейских городов. Евреям запрещалось селиться в городе, приобретать городскую землю и иную недвижимость.

В обязанность горожан входило содержание переправы через Даугаву, через которую проходил почтовый тракт Санкт-Петербург – Варшава – Вена. Все цари и послы государств пользовались этой важной дорогой. Переправа также служила для нужд крепости. Часть горожан за использование земельных участков обязана была ремонтировать крепость, ухаживать за гарнизонным огородом, укреплять, ремонтировать и мостить улицы.

В случае наводнений дамбу вокруг Динабурга защищали все городские жители, не считаясь со временем, – отговорки не принимались.

В городе были установлены три ежегодные ярмарки: на Яна Крестителя, на Рождество Девы Марии и на праздник Трех королей, отмечавшийся после Рождества. Кроме ярмарок, торговым днем в Динабурге считался каждый понедельник. Все торговцы из приезжих, участвовавшие в ярмарках, платили мзду городу. А вот торгующие горожане в ярмарочные дни были от этого освобождены. Доходы города доставались Динабургу и шли на благо его развития.
98
Обратите внимание на колодку с миниатюрными копиями наград на портрете. Это было распространено до революции. А в советское время как и во всём мире стали применяться орденские планки. Не это ли продавалось на аукционе?
99
 1903 г. портрет Двинского городского головы А.Я. Пфейффера. Был им до 1914 г., когда за "немецкую" фамилию был отставлен от должности.
100
Из газеты "МИЛЛИОН"

На грани веков. Войска в Двинске

Строительство Динабургской крепости с начала 19-го века затянулось почти на 70 лет. В этот период в Крепости размещалось значительное количество войск, как военные строительные части, так и гарнизон.
В 1872 году в Динабург, на постоянные квартиры, прибыли полки 25-й пехотной девизии и 25-й артиллерийской бригады. 18 июля 1873 года Государем Императором Александром II был произведен смотр 25-й пехотной дивизии, 25-й артиллерийской бригады и 3-й роты Динабургской крепостной артиллерии.
Лишь в 1878 году создание Динабургского оборонительного комплекса было завершено окончательно. 16 августа 1879 года Государем Императором был произведен еще один смотр полка 25-й пехотной дивизии с ее артиллерией.
14 января 1893 года, в связи с переименованием города, Динабургская крепость стала называться Двинской. С перемещением оборонительной границы на запад Двинская крепость потеряла свое стратегическое значение, и 12 апреля 1897 года получила категорию крепости-склада. Для размещения значительного количества войск строились казармы. Летом войска размещались в летних лагерях. В начале 20-го века в Двинске были размещены следующие воинские части:
- штаб 25-й пехотной дивизии на Петербургской улице (ныне ул. Саулес) N№5, в доме Лурье. Начальником этой дивизии был генерал-лейтенант Вячеслав Иванович Пневский.
Полки дивизии:
- 97-й пехотный Лифляндский генерала-фельдмаршала графа Шереметьева полк, канцелярия размещалась на Железнодорожной улице (ныне ул. Дзелзцелю, дом Лурье), командир полка - полковник Евгений Борисович Молво.
- 98-й пехотный Юрьевский полк, канцелярия размещалась на углу улиц Царьградской (ныне ул. Института) и Рижской (ныне ул. Ригас), в доме Лурье, командир полка - Петр Владимирович Непонин.
- 99-й пехотный Ивангородский полк, канцелярия размещалась на углу улиц Ковенской (ныне ул. Каунас) и Полоцкой (ныне ул. Баускас), в доме Гуревича, командир полка - полковник Николай Григорьевич Ставрович.
- 100-й пехотный Островский полк, канцелярия размещалась в крепости-складе Двинска, командир полка - Телесфор Игнатьевич Калиновский.
В Двинске размещались следующие артиллерийские части:
- на Новом Строении: канцелярии 25-й артиллерийской бригады, 25-го артиллерийского летучего парка, 29-го артиллерийского летучего парка и 3-й запасной артиллерийской батареи;
- в крепости-складе: - Двинский осадный артиллерийский батальон.
В крепости-складе Двинска также размещались:
- Комендантское управление и Двинский комендант генерал-майор Владимир Федорович Плюцинский - в комендантском доме.
- Двинский артиллерийский склад, начальник склада - генерал-майор Александр Генрихович Гартвич.
- Двинский военный госпиталь.
- Двинская обмундировочная мастерская.
- Двинское крепостное инженерное управление.
В интендантском городке находились:
- Двинский вещевой склад по ул. Виленской (ныне ул. Андрея Пумпура).
- Двинская приемная комиссия.
До Первой Мировой войны в Двинске продолжалось строительство солдатских казарм. Размещение войск по городу менялось. Летом большая часть городских войск переселялась в летние лагеря, недалеко от которых находились стрельбища и полигоны. Для разных родов войск в городе имелись разные лагеря:
- Пехотные лагеря, где размещались подразделения 25-й пехотной дивизии, находились между Черепово и поселением Ругели, вдоль Западной Двины (Даугавы). За поселением Ругели находился полигон.
- Лагеря для артиллерийских частей располагались к северу от Старого Форштадта, западнее лагерей находился полигон.
- Артиллерийские лагеря мортирного полка с полигоном находились за предмостным укреплением.
- Крепостной полигон для разных воинских частей, размещавшихся в крепости-складе Двинска, располагался за Гарнизонным кладбищем, к западу от города. Полигон находился в районе современных Братских кладбищ в Визбули.
- Летний госпиталь находился возле озера Шуню в районе Средней Погулянки.
Лагеря просуществовали до Первой Мировой войны. А затем Первая Мировая, гражданские войны и война за независимость Латвии в корне изменили размещение войск в городе.

Гесель МАЙМИН.
Страницы: 1 ... 8 9 [10]